973573861

Откуда пошли ичиги и читек?

Татары, как писало «Реальное время» ранее, нередко были законодателями моды для русских и евпропейцев. Одним из таких элементов культурного «экспорта» стали знаменитые кожаные сапожки. Даже слово «башмак» имеет тюркское происхождение.

Колумнист, этнограф Дина Гатина-Шафикова, в своей новой колонке рассказывает о феномене татарской обуви (читык, ичиги и прочие).

Алтайские корни

С чего начинается рассказ о татарах? Прежде всего, с того, что история этого народа имеет глубокие корни. В повествовании о традиционной одежде обыватель сначала вспомнит о таких предметах костюмного комплекса, как тюбетей и калфак, так как сегодня они стали практически визитной карточкой республики. Однако есть часть гардероба татар, которая настолько стара, что известна, еще со средневековья, но при этом настолько современна, что ее носят и по сей день — это кожаная обувь, украшенная мозаичным узором, детали которого сшиты особым «казанским» швом.

К вопросу о древности. Доктор искусствоведения Г.Ф. Валеева-Сулейманова через генезис проводит параллели с горно-алтайскими традициями. В своей работе она приводит данные из Пазырыкского и Башадарского курганов, где были найдены узорные женские сапоги из «мягкой выделанной кожи красного цвета, с коротким голенищем с раструбом, целиком орнаментированные… Орнамент голенища из крупных, повторяющихся в различных вариациях, стилизованных лотосных мотивов, исполненных в технике аппликации».

Мозаика по коже казанских татар не находит аналогий ни в древнем, ни в современном искусстве тюркоязычных народов. По мнению автора, истоки узора можно обнаружить в украшении пазырыкской обуви. К примеру, голенища мужских сапог у горно-алтайцев обшивались мозаичным узором из войлока и меха. Следовательно, мозаика как технология применялась и горно-алтайскими мастерами. Исторически распространение мотивов восточноазиатского происхождения объясняется гунно-болгарским наследием. Еще арабский путешественник ал-Мукаддаси, описывая вывозимые товары из Волжской Булгарии, упомянул о козьих шкурах (сафьян) и юфти (кожа комбинированного дубления, обычно выделывалась из шкур годовалых бычков). Впоследствии высококачественная кожа, производимая в Бухаре, Турции и во всей Азии, стала именоваться «булгари».

От древнего Болгара до промышленной Казани

Начатые еще в 40-х годах прошлого века раскопки Болгарского городища выявили большое количество остатков обуви. Среди находок — подошвы, головки (носовая часть), задники, части голенищ и различные фигурные детали. Этнограф Д.К. Зеленин отмечал, что «в старые времена выделкой юфти славились волжские булгары, а после них — русские». При раскопках в Казанском кремле была также обнаружена кожевенно-сапожная мастерская ханского периода (XIII век), с образцами «археологической кожи». В XV — начале XVI веков казанские татары, являясь преемниками волжских булгар, продолжали и развивали технологию выделки кожи. Изделия мастеров составляли немаловажную долю экспорта Казанского ханства в торговле с Московским государством и азиатскими странами.

Описывая обувь XVI—XVII веков, повсеместно бытовавшую у русского населения, историк и общественный деятель XIX века Н.И. Костомаров подметил, что «это были сафьяновые чулки, они разделись на два вида: полные, достигавшие до колен, и полуполные… Ичетыги были всегда цветными… они расшивались всегда золотом… и унизывались жемчугом». При этом творения татарских кожевенников были распространены не только среди русских. Татарские купцы или «бухар юртичи» водили торговые караваны в крупные города Средней Азии, где кожаная обувь, привезенная ими, пользовалась большим спросом.

Когда точно появились мозаичный узор и знаменитый «казанский» или «татарский» шов в декорировании обуви, исследователи не могут точно ответить. Одно из предположений, что при изготовлении обуви оставалось большое количество обрезков кожи разной выделки (юфти и сафьяна), которые уже не пустишь целым куском, однако их было возможно соединить встык, стачав фрагменты швом, маскирующим и декорирующим место соединения деталей. Этнограф Н.И. Воробьев описывал изготовление сапог, что они «делаются из разноцветной кожи, вырезанной красивым растительным орнаментом и на месте сшивки вышиваются шелком или даже золотой ниткой». Самые ранние образцы обуви, украшенной кожаной мозаикой или узорной кожей, в которой детали соединены тем самым особым швом, датируются концом XVIII века.

В связи с тем, что подобный товар был популярен у покупателей, уже в XIX веке изготовление кожаной обуви перешло из традиционного в промышленное ремесло. В начале XIX века в Казани ичижным промыслом занимались 43 лавки, куда поставлялся товар от 34 фирм-производителей, а к 80-м годам производилось до трех миллионов пар обуви.

Набирая популярность

Касаемо самой кожаной обуви, изготавливавшейся в XIX — начале ХХ веков, этнограф С.В. Суслова выделяет следующие типы.

Высокая обувь:

  • Сапоги с высоким голенищем на мягкой подошве «читек» — однотонные (обычно мужские) и «каюлы читек», украшенные мозаичным узором (как правило, женские);

  • Сапоги с высоким голенищем на твердой подошве «итек». Подметка и каблук подбивались деревянными и металлическими гвоздиками. Были исключительно узорными, каблук чаще всего был невысокий.

Как первый, так и второй тип сапог имели повсеместное распространение среди татар-мусульман.

Низкая обувь:

  • Наподобие калош из толстой кожи, на твердой подошве — «кәвеш», «ката». Носили как самостоятельно, так и в комплекте с сапогами.

  • Туфли «башмак», отличительной особенностью которых было то, что головка и задник кроились отдельно и сходились лишь в середине борта, при этом один фрагмент налагался на другой.

Изготовление мозаичной/узорной обуви было сконцентрировано в Казани и в крупных селах Заказанья (Арск, Дубъяз, Большие и Малые Ковали, Мемдель, Клачи, Кырлай, Мульма, Ср. Аты, Атня, Субаш, Инся, Ср. Серда, Тимерче, Ямашурма), а также в отдельных деревнях Чистопольского, Тетюшского, Мамадышского, Спасского, Лаишевского уездов Казанской губернии. Локальные очаги производства обуви существовали в конце XVIII—начале ХХ веков в Оренбурге (Сеитов посад), Касимове, Тобольске, Томске и Бухаре. Под татарскую (кроме «казанского шва» дополнялась вышивкой золотыми и серебряными нитями по коже) производили обувь в Торжке (Тверская губерния), поставляя ее в Москву, Санкт-Петербург, в Европу (Англия, Франция и пр.). На Нижегородской, Ирбитской, Симбирской, Мензелинской и других ярмарках ичиги продавали в Сибирь, Закавказье, Центральную и Среднюю Азию.

Многие купцы занимались производством и торговлей кожаными изделиями, среди них — З.Ш. Хусаинов, А.-С. Губаев, М.-С. Дяминев, Х. Юсупов, братья Каримовы, З.З. Усманов. Одним из наиболее крупных производителей был казанский купец 2-й гильдии М. Галеев (Галиев). На его фабриках выпускали обувь и головные уборы, всего около 100 моделей, которые продавались по всей России и были удостоены различных медалей и знаков качества как лучшие товары.

Из жизни в театр и обратно

На рубеже веков татарские сапожки полюбились и в театральном мире Российской империи. В своих работах на тему кожаной мозаики Л.И. Саттарова и Р.Р. Султанова привели ряд примеров. Так, мать поэта М. Волошина носила узорные татарские сапоги, и они до сих пор хранятся в Коктебеле (Крым), а актриса Вера Комиссаржевская в спектакле «Дикарка» по пьесе А.Н. Островского и Н.Я. Соловьева выходила в узорных ичигах на сцену Александринского театра (Санкт-Петербург). Благодаря русскому театру и живописи, в 20-х годах прошлого века татарская кожаная обувь вошла в моду в Европе и заиграла в новом свете в постановках «Русских сезонов» в Париже. Художники Л. Бакст, А. Головин, И. Билибин и А. Бенуа ввели в костюм персонажей татарские сапожки в таких операх, как «Князь Игорь», «Садко», «Царская невеста», а также в балете И. Стравинского «Жар-птица», где в эскизе к костюму Иван-царевича была импровизация на тему татарских ичиг. В результате подобных экспериментов художников в сознании парижан этот образ стал ассоциироваться с «орнаментацией русской Азии».

К 20-м годам прошлого века сложилась такая ситуация, что частный капитал начал уходить с рынка продаж, постепенно снижалось качество, и вся продукция, что вырабатывалась, уходила не на внутренний рынок, а за рубеж (в Германию, Францию, Бельгию, Италию, Англию). И, несмотря на объединение мастеров в промысловые кооперативы, эта отрасль утратила свое былое значение.

Понемногу возрождение промысла началось после Великой Отечественной войны. В 1960-е были созданы фабрики на основе сохранившихся артелей (в Арске, Дубъязах). В рамках производства национальной обуви начали работать и профессиональные художники-прикладники — С. Д. Кузьминых, С.Ю. Гарбузова, Н.Х. Кумысникова, Л.С. Чубукова, И.Х. Гайнутдинов, А.Н. Артемьева и многие другие.

Сегодня, выросло новое поколение мастеров, готовых заниматься этим сложным, но интересным ремеслом. Из кожи в традиционной татарской технике изготавливаются: украшения (браслеты, серьги, колье), сумки и рюкзаки, декоративные подушки, одежда и обувь. Как и раньше, кожаные изделия высокого качества являются ценным и дорогим подарком. И главный вывод, который можно сделать из истории, заключается в том, что появившаяся столетия назад мода на узорную казанскую кожу никуда не исчезла, она лишь временами затухала, а потом снова возрождалась.

Дина ГАТИНА-ШАФИКОВА.

Справка
Дина Гатина-Шафикова — научный сотрудник отдела этнологии Института истории им. Ш. Марджани АН РТ.
  • В 2010 году окончила исторический факультет, на кафедре археологии в Казанском (Приволжском) федеральном университете.
  • В 2014 году окончила аспирантуру в Институте истории им. Ш. Марджани АН РТ.
  • С 2010 по 2013 годы сотрудник Национального музея Республики Татарстан.
  • Исследовательские интересы: визуальная антропология, татарский костюм история волго-уральских татар.
  • Автор ряда научно-популярных и исследовательских публикаций. Колумнист «Реального времени».

«Реальное время»

Добавить комментарий


Анонсы

Посетите Татарстан

Онлайн - школа "Ана теле"

anatele

1001

visittatarstan

TurizmRT

buklet

investtat

saf

znai

milos

Последние комментарии

Наши Партнеры

 
HABEPX