84292

КОРРЕСПОНДЕНТ «БИЗНЕС ONLINE» ЗАДАЛА ВОПРОСЫ ВЛАДИМИРУ ПУТИНУ, ПОПАЛА НА ПЕРВЫЙ КАНАЛ И ПОСПОРИЛА С КОНСТАНТИНОМ ЗАТУЛИНЫМ

Более трех часов накануне общался с журналистами всей страны президент России Владимир Путин. Корреспондент «БИЗНЕС Online» не просто побывала на традиционной пресс-конференции, но и одной из первых задала главе государства вопросы: об отношениях с Турцией и о том, как именоваться главе РТ — президентом или как-то иначе. О том, что происходило за кулисами встречи и на что шли журналисты, чтобы привлечь внимание Путина, — в нашем репортаже.

ТОЛКУЧКА НА ВХОДЕ И ПЛАКАТНОЕ ТВОРЧЕСТВО ЖУРНАЛИСТОВ

Старт пресс-конференции был запланирован на 12:00, но началась она с небольшой, буквально минутной, задержкой. Надо отдать должное главе государства, который славится своими опозданиями всегда и всюду, что на традиционную «прессуху» он всегда приходит вовремя. Но еще раньше приходят журналисты. В 8:30 двери центра международной торговли (ЦМТ) открылись для фото- и видеожурналистов, пишущим было рекомендовано приходить позднее, к 10:00 - 11:00. Однако опытный в этом деле корреспондент «БИЗНЕС Online» была на месте в 9:00.

Представители российских СМИ расслабленно слонялись по холлу, кто-то завтракал чаем-кофе в развернутом на первом этаже ЦМТ буфете, а кто-то уже нетерпеливо ждал у входа в зал, туда и поспешила наш корреспондент. Строгие эфэсошники отгоняли особо ретивых, а потом и вовсе закрыли дверь изнутри, сообщив, что в зал пустят не ранее 10:30. Репортерам оставалось довольствоваться компанией друг друга, которая становилась все более интимной: вновь подходившие теснили тех, кто впереди, а те, в свою очередь, продвигались все ближе к закрытым пока дверям. Становилось душновато, впрочем, это неудивительно: по количеству аккредитованных журналистов был поставлен рекорд — 1390 человек. Вот и коротали время рекордсмены за знакомством друг с другом. Например, в «опасной» близости от корреспондента «БИЗНЕС Online» оказался уже знакомый ей корреспондент украинского УНИАН Роман Цимбалюк, который утверждал, что его прошлогодний вопрос про российских военных в Донбассе не потерял актуальности, и грозился вновь акцентировать на этом внимание. Журналист «Красной звезды» по имени Анна скромно отметила, что армия и вооружение — вот главные темы их издания, а Гор с армянского телевидения рассказывал, что у России в Армении есть военная база, поэтому и вопрос, если ему дадут слово, будет про отношения двух стран. При этом все сходились во мнении: главной темой разговора все равно станет Турция.

Наконец, около 10:30 двери приоткрыли, вышел могучего вида мужчина. Пресс-толпа расценила это как приглашение войти. Но не тут-то было! эфэсошник еле-еле сдержал напор уже стоящих на низком старте корреспондентов — фальстарт! Зато ряды стали еще плотнее, причем настолько, что это уже напоминало час пик в общественном транспорте. «Передавайте за проезд!» — шутили журналисты. «А сколько стоит вход на пресс-конференцию? — продолжали юморить. — А сколько стоит задать вопрос Путину?»

Еще спустя 10 минут дали зеленый свет. Стоит отметить, что в этом году, по сравнению с предыдущим, не было столь строгого досмотра с пристрастием и настоятельными приказами тут же выбросить слишком большие плакаты, призванные привлечь внимание президента. По ощущениям нашего корреспондента, даже в зале в этом году была создана более камерная обстановка — ряды стульев были ближе к сцене, где сидели Путин и его пресс-секретарь Дмитрий Песков, оттого было даже как-то уютнее. К слову, первые два ряда традиционно были зарезервированы для кремлевского пула. Как там в очередной раз оказалась корреспондент «БИЗНЕС Online», оставим вновь в секрете.

Пока же приходилось больше часа коротать в ожидании начала пресс-конференции. Как обычно, многие журналисты постарались выделиться из почти полуторатысячной толпы: кто-то — яркой одеждой, кто-то — плакатом, кто-то — харизмой, а кто-то, очевидно, договоренностью с пресс-секретарем Песковым. Про творческие ухищрения стоит рассказать отдельно. Были тут «Путинская роза», «Из Сибири с любовью», «Песков нас не замечает» (не заметил, собственно, и сам Путин — прим. ред.), «Одаренные дети», «Храм», «Беременным без очереди» и прочее. Гаражи и прочую недвижимость в этом году «продать» посредством плаката никто не пытался.

«ДАВАЙТЕ СЛОВО ТАТАРАМ ДАДИМ»

Тем временем близился час икс. Наверняка многим казалось, что президент опоздает. Однако Песков появился ровно в полдень и пообещал, что и Путин не заставит себя долго ждать. Прогноз пресс-секретаря сбылся — через четыре минуты из-за кулис показался глава государства и бодро проследовал на свое место. Журналисты встретили его недружными аплодисментами. Отметим, что вставать с места для приветствия главы государства никто не стал, а если кто-то и хотел, то не решился. По ощущениям корреспондента «БИЗНЕС Online», на этот раз Путин был более настроен на общение, чем в декабре 2014-го, когда из-за неразберихи в экономике, обвальной девальвации рубля было явно не до веселых бесед. Тогда даже в зале пресс-конференции царило напряжение, теперь же было наоборот, хотя нельзя сказать, что проблем во внутренней и внешней политике России за год стало заметно меньше.

Наконец, начали. Песков к огромному сожалению региональной прессы продолжил им же изобретенную традицию и начал с вопросов от президентского пула. Стало казаться, что до регионов дойдут, пожалуй, часа через два, не раньше. Но вот Путин уже ответил на заранее спланированный вопрос Александра Гамова из «Комсомольской правды», который позволил президенту воспользоваться численно-количественными заготовками о положении дел в стране. Следом шли вопросы от РИА «Новости» и ТАСС.

И Песков так бы и продолжал свою «славную» традицию, если бы не Путин, внимание которого привлек то ли плакат «Татары», то ли сама корреспондент «БИЗНЕС Online», которая вот уже полчаса «сверлила» взглядом как самого президента, так и его пресс-секретаря.

— Антон, Первый канал... — начал было Песков.

— Извините, давайте слово татарам дадим. Тут такая... такая... — президент явно не мог подобрать нужное слово. — Такой большой плакат! (этот «большой плакат» был формата А4 — прим. ред.) Как тут без татар? У нас без татар невозможно. — Сказав это, Путин сделал глоток из кружки.

— Спасибо большое, Владимир Владимирович, — начала, немного разволновавшись (и как тут не волноваться, когда идет всего лишь 27 минута пресс-конференции?), наш корреспондент. — Меня зовут Елена Колебакина, представляю деловую газету Татарстана «БИЗНЕС Online». Мне не простят жители Татарстана, если не задам вам именно эти вопросы. В своем послании вы говорили о том, вернее, подчеркивали, что не стоит ставить знак равенства между добрым, трудолюбивым народом Турции и правящей верхушкой, что много у нас в Турции надежных друзей. И как вы знаете, Татарстан за эти годы создал с Турцией много прочных экономических, культурных связей. И что же нам делать теперь? Рвать все эти связи, разрывать связь со всем тюркским миром? Ведь именно так была оценена недавняя телеграмма Владимира Мединского с рекомендацией о том, что нужно прервать все контакты с международной организацией «ТЮРКСОЙ». Что делать с теми инвесторами из Турции, которые вложили четверть всех иностранных инвестиций в Татарстан? Это мой первый вопрос.

И тут же корреспондент «БИЗНЕС Online» осмелилась и на вопрос №2.

— И позвольте второй, иначе жители Татарстана точно будут недовольны. С 1 января 2016 года президент Татарстана Рустам Минниханов должен перестать именоваться президентом по федеральному закону. Но это может стать ударом по национальным чувствам всех, собственно, татар мира, а вы, напомню вам, всегда говорили, что по Конституции это внутреннее дело республики, как именовать главу региона. Все-таки будет ли федеральный центр настаивать на переименовании должности главы Татарстана?

Путин все это время делал пометки, а потом решил объединить вопросы по Турции, предоставив слово журналистам из информагентств «Анадолу» и «Джихан».

Таковы были ответы президента на наши вопросы.

— Теперь по поводу наших тюркоязычных народов, — Путин развернулся в сторону корреспондента «БИЗНЕС Online». — Конечно, нужно продолжать свои контакты с близкими нам этнически, я говорю нам, потому что тюркоязычные народы России — это часть России, и в этом смысле и турецкий народ, о котором я говорил в послании как о дружественном нам народе, и другие тюркоязычные народы, они как были нашими партнерами и друзьями, так и остаются. И мы, конечно, будем и должны продолжать с ними контакт. С действующим турецким руководством, как показала практика, нам сложно договориться или практически невозможно. Даже там и тогда, где и когда мы говорим «да, мы согласны», они сбоку или в спину наносят нам удары, причем по непонятным абсолютно причинам. Поэтому на межгосударственном уровне я не вижу перспектив наладить отношения с турецким руководством, а на гуманитарном — конечно. Хотя и здесь есть проблемы. Думаю, что и здесь нынешнее турецкое руководство добилось того, чего даже, наверное, и не ожидало. Мы вынуждены будем принимать определенные ограничительные меры в экономике и по некоторым другим линиям, например, это связано с туризмом. Та ползучая исламизация, от которой бы Ататюрк, наверное, уже в гробу перевернулся, понимаете, на нас отражается. Мы видим, фиксируем, что в Турции находятся боевики, выходцы, допустим, с Северного Кавказа. Мы много раз говорили нашим партнерам: «Но мы же так не делаем в отношении Турции». Нет, они все равно там сидят, лечатся, их охраняют. Потом они, используя безвизовый въезд, въезжают по турецким паспортам и растворяются, а мы должны вылавливать их потом либо на Кавказе, либо в наших городах-миллионниках. Поэтому это уже мы точно должны будем сделать, так же как предпринять некоторые другие шаги, обеспечивающие нашу национальную безопасность.

И вот уже глава государства хотел закончить, и второй вопрос мог бы остаться без ответа.

— И что там еще? — немного нахмурив брови обратился он.

— Про президента Татарстана, — напомнила ему наш корреспондент.

— Теперь по поводу президента Татарстана. Вы знаете, у нас ведь как в стране говорят: хоть горшком назовите, главное, чтобы в печку не ставили. Это действительно дело самого Татарстана, я не думаю, что это так чувствительно, что это заденет какие-то национальные чувства. Вы же знаете, как остро реагируют на свои национальные чувства народы Кавказа, но даже Чечня сказала: нет, у нас в стране должен быть один президент, а мы сделаем по-другому в отношении руководителя, первого лица республики. Это был выбор чеченского народа. Мы с уважением отнесемся к любому выбору народа Татарстана. Поэтому вы сами там решайте, ладно? — был его ответ.

Теперь властям и жителям Татарстана придется еще и правильно истолковать ответ президента...

Кстати, после этого Песков очень настойчиво попросил коллег ограничиваться одним вопросом. Тем временем пресс-конференция, о которой теперь корреспондент «БИЗНЕС Online» может смело сказать, что она не является срежиссированым шоу, а глава государства готов отвечать и на вопросы про детей прокурора Чайки, и об убийстве Немцова, и так далее, шла полным ходом. И чем ближе она была к концу, тем активнее, беспокойнее становились журналисты. «Тише! Тише!» — успокаивали Песков и Путин. Общение с президентом закончилось и вовсе неожиданно. «Все, на этом закончим», — сказал он и поспешил на выход. Там первое лицо государства еще успели поймать особо шустрые журналисты, которые спрашивали Путина про кандидата в президенты США Дональда Трампа и демонстрировали фото якобы двойника главы государства. Президент заулыбался, забрал фото и покинул зал.

И все-таки чтобы задать вопрос президенту, без удачи не обойтись, особенно региональным журналистам. Как посчитали СМИ, по итогам 3 часов 8 минут первенство осталось за федеральными журналистами — 16 вопросов, от регионов — 10, от иностранных — всего 6. Вообще, за все 11 пресс-конференций президент ответил на 588 вопросов за 35 часов 21 минуту.

9h9VbZPVJAIhPeNPAV9RTptawsMumnld.jpg

«У МЕНЯ ВОПРОС К ЖУРНАЛИСТКЕ ИЗ ТАТАРСТАНА»

Сразу после ответа Путина на номер корреспондента «БИЗНЕС Online» пришло сообщение от Первого канала, который приглашал сразу после мероприятия прибыть в Останкино на прямой эфир программы «Время покажет» с Петром Толстым и Екатериной Стриженовой. В этот день темой для обсуждения как раз и являлась пресс-конференция главы государства.

Спустя 2,5 часа наш корреспондент, успев на выходе раздать пару комментариев коллегам из других изданий, уже сидела в такси в компании Гамова из «Комсомолки» и журналистки «Российской газеты» Киры Латухиной. Водитель такси изо всех сил пытался доставить всех до окончания программы в телестудию. Надо подчеркнуть, что традиционно в декабре Москва становится одной огромной пробкой, в которой вынуждены часами стоять как коренные москвичи, так и «понаехавшие». Путь в Останкино оказался долгим. Наконец, за 10 минут до завершения передачи корреспондентов выгрузили у пропускного пункта, а оттуда, на ходу скидывая одежду, пришлось бегом мчаться в студию, где уже почти завершались съемки. И уже больше часа депутаты Госдумы, различные эксперты обсуждали итоги общения Путина со СМИ, делились впечатлениями. Не хватало только тех, кому все-таки удалось задать вопрос президенту. То, что это удалось журналистам из «Комсомолки» и «Российской газеты», неудивительно — они входят в пул. «Случайным человеком» здесь была только корреспондент «БИЗНЕС Online».

— У меня вопрос журналистке из Татарстана, поскольку мы выяснили: без татар мы никуда, — дали слово одному из участников дискуссии — директору Института стран СНГ Константину Затулину. — Мне интересно, а вы какой вывод сделали из ответа президента на ваш вопрос о том, должен ли глава Татарстана быть президентом? Мне интересно.

— Мы же все слышали, президент сказал о том, что, как назваться главе республики, решает народ республики, народ Татарстана, — спокойно ответила ему наш корреспондент.

— Главное — в печку не ставить. Но вам же сказали... — продолжил он.

— Вы как хотите, чтобы вам отвечали в эфире Первого канала? Дипломатично? — вмешался ведущий Толстой.

— Но вам президент привел пример Кавказа, где решили, что в стране должен быть один президент! — не успокаивался Затулин.

— Да, но не нужно сравнивать Чечню и Татарстан! — только и успела ответить наша журналистка.

Время передачи на этом закончилось.

Кстати, сам вопрос «БИЗНЕС Online» на пресс-конференции довольно активно обсуждался в официальных СМИ Чечни, где лишний раз и не без гордости отметили, что в свое время «осознанно поменяли название «президент» на «главу республики». А вот главный летописец трудовых будней президента Путина Андрей Колесников из «Коммерсанта» в своем материале отметил, кто и как накануне «обскакал» главный телеканал страны: «Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков хотел дать слово корреспонденту Первого канала, но Владимир Путин перебил его: в первом ряду он увидел вопрос от татар...»

http://www.business-gazeta.ru/

Добавить комментарий


Анонсы

Посетите Татарстан

Онлайн - школа "Ана теле"

anatele

1001

visittatarstan

TurizmRT

buklet

investtat

saf

znai

milos

Последние комментарии

Наши Партнеры

 
HABEPX